Юрист эксперт пропуск

«Административный произвол». Юристы прокомментировали введение в Москве пропускного режима

Юрист эксперт пропуск

Передвижение по пропускам без объявления ЧП противоречит Конституции и федеральным законам, указывают юристы. Но оспорить штрафы в суде не удастся

Пропускной режим без ЧС

Действующий в Москве указ мэра Сергея Собянина о введении режима «повышенной готовности» и вводимый с 15 апреля режим электронных пропусков ущемляет граждан в праве на свободу передвижения, гарантируемом Конституцией, настаивают опрошенные «Открытыми медиа» юристы, новые правила противоречат двум федеральным законам, предусматривающим локальные запреты в чрезвычайных обстоятельствах.

Как отмечает эксперт по конституционному праву Илья Шаблинский, при введении указов о «повышенной готовности» региональные власти, в том числе мэрия Москвы, отсылают к федеральному закону «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Однако этот закон предусматривает лишь ограничение доступа к «эпицентру» катастрофы, но не предполагает ограничения неопределенного круга лиц на свободу передвижения.

Ограничить конституционные права и свободы позволяет другой федеральный закон — о режиме чрезвычайного положения, указывает Шаблинский, но для этого нужен соответствующий указ президента, который, в свою очередь, должен одобрить Совет Федерации.

Набор инструментов, имеющийся в законе «О защите населения…», ограничен мерами вроде сбора информации, спасательными процедурами, оказанием помощи и ограничения доступа к эпицентру, подчёркивает юрист адвокатской группы «Агора» Леонид Соловьёв, а это подразумевает «очаг, который можно легализовать».

Однако в случае эпидемии эта процедура остаётся неясна. «То, что сейчас происходит — это не ограничение доступа к эпицентру, это ограничение свободы передвижения», уверен Шаблинский. По его словам, данный закон предусматривает издание региональных указов, применяющих ограничительные меры, если они не затрагивают конституционные права и свободы граждан.

О несоответствии запретительных мер полномочиям мэра ещё до анонсированного им пропускного режима говорил и председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас. «В соответствии со ст.

 55 Конституции ограничения прав и свобод граждан возможны только в силу федерального закона и в конституционно значимых целях.

А значит, введение таких ограничений — исключительная компетенция Федерального собрания и президента», — заявлял сенатор.

«В условиях карантина возможно всякое, но для таких ограничений нужно вводить чрезвычайное положение, тогда эти нормы были бы законны и установлены должным образом, — отмечает профессор ВШЭ, эксперт по конституционному праву Елена Лукьянова. — Это не только обосновывает введённые меры, но и позволяет определить экономические последствия и действия государства».

Уход от введения режима ЧП может быть связан с желанием власти избежать финансовых обязательств, предполагает Лукьянова: «сколько и кому предоставлять субсидий, освобождать от выплат, оказывать помощь и так далее».

Можно ли оспорить штрафы

Привлечение к административной ответственности за несоблюдение пропускного режима в разговоре с «Открытыми медиа» назвал необоснованным и близкий к власти адвокат, глава общественного совета при МВД России Анатолий Кучерена: «Все запреты должны соответствовать Конституции РФ. Понятно, что это делается во благо, чтобы уберечь людей, но с другой стороны — это просто нужно привести в соответствие с законом, чтобы потом не было никаких вопросов».

По его словам, любой вынесенный штраф на сегодняшний день может быть обжалован «вплоть до Верховного суда», и для того чтобы действовать в рамках закона, сотрудники правоохранительных органов должны ориентироваться на федеральное законодательство, которое бы не шло вразрез с конституционными нормами. Из-за этого, полагает адвокат, полицейские скорее будут работать «на профилактику», а не на вынесение штрафов — в противном случае суды будут «завалены жалобами».

Но Соловьёв из «Агоры» сомневается в перспективах таких жалоб: при соответствии городскому закону формально все протоколы будут составляться правильно.

Рассчитывать на успешное обжалование протокола москвичи смогут только в случае, если Мосгорсуд или Верховный суд признают незаконным сам указ Собянина, обязывающий к самоизоляции, указывает юрист.

«Ну завалят жалобами, они могут точно также по шаблону все эти жалобы отметать, бумажной работы только прибавится — вот и все», — заключает Соловьёв.

Не считает реалистичными шансы оспорить штраф, вынесенный в соответствии с федеральным законом, и профессор кафедры судебной власти и организации правосудия ВШЭ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин: с такой жалобой нужно идти в Конституционный суд, который может долго не приступать к рассмотрению или объявить жалобу неприемлемой решением секретариата. В случае же, если на гражданина составят протокол в соответствии с городским кодексом, распоряжения местной власти можно обжаловать в суде общей юрисдикции, однако такое решение, вероятно, будет в пользу администрации, полагает Пашин.

По его словам, судьи, руководствуясь поправками в федеральный КоАП, смогут применять те или иные законы по аналогии с законом о чрезвычайном положении, если будут ссылаться на угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций: «По сути, законодатель создал какой-то особый своеобразный режим, который не подпадает ни туда и ни сюда, так что суды, скорее всего, будут апеллировать не к Конституции и предлагать жаловаться в КС, а к федеральному закону».

«В федеральном законе введён своеобразный режим — ну и, значит, мы следуем федеральному закону, мы же подчиняемся по Конституции федеральным законам, — объясняет такую логику Пашин.

— Если при введении чрезвычайного положения суд смотрел бы на нарушение режима ЧП, то теперь сможет руководствоваться „угрозой“ наступления таких последствий. А кто определяет, что есть такая угроза? А начальство определяет.

Ну вот, административный произвол, по сути».

Лукьянова считает, что нынешний правовой произвол будет иметь долгосрочные последствия. «Когда так обращаются с правом, последствия тоже могут носить неправовой характер — не будут соблюдать закон и граждане», — резюмирует эксперт.

Источник: https://openmedia.io/news/n3/administrativnyj-proizvol-yuristy-prokommentirovali-vvedenie-v-moskve-propusknogo-rezhima/

Юристы не попали в списки

Юрист эксперт пропуск

Столичные юристы жалуются на проблемы с получением пропусков. Им приходится оформлять разрешительный документ для поездки по личным нуждам или к врачу, чтобы отправиться в суд.

С 12 мая заседания во многих регионах возобновились, но официально попасть на них может не каждый, рассказали “Ъ FM” сотрудники нескольких юридических фирм. Им, в отличие от адвокатов, не положен пропуск по умолчанию, и многие при этом не могут получить рабочие пропуска.

Дело в том, что по указам местных властей их организации не вошли в список тех, кто может продолжать работу во время ограничительных мер.

“Ъ FM” поговорил с юристами о проблемах, с которыми они столкнулись, и как без пропуска попадают на судебные заседания:

Елена Изотова, старший юрист юридической фирмы «Косенков и Суворов»: «Пропуски, действительно, аннулировали. То есть изначально пропуски у юристов работали, но затем вот недели две назад была волна аннулирований, и в том числе пропуски для юристов были одним днем аннулированы.

Насколько я знаю, у некоторых коллег они остались, не знаю, от чего это зависит, возможно, ни от чего, просто работа системы так распределена, и они ими пользуются. Я уже несколько раз ездила в суд по своим личным пропускам.

Также я знаю коллег, которые пользуются медицинскими пропусками, то есть находят какую-то ближайшую медицинскую организацию и делают вид, что едут туда».

Алексей Сиренко, управляющий партнер юридической компании «Юстерс»: «В действительности, я пообщался с коллегами, и все пришли к единому мнению, что эта проблема надумана, потому что даже у самозанятого сейчас есть возможность оформить рабочий пропуск, не говоря уже об ИП.

То есть, если нет адвокатского статуса, и юрист профессионально оказывает услуги, у него в любом случае есть некий предпринимательский статус, который ему позволяет добраться до суда.

Но даже если такого статуса нет, то можно воспользоваться этой опцией — два раза в неделю взять на неотложные меры пропуск и добраться до суда».

Виктор Петров, руководитель арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX: «Проблема для представителей заключается в том, что сейчас не сформировано никакого единого подхода в судах.

То есть мы видим, что в региональных, например, арбитражных судах даже на уровне кассационных судов округов есть требование о том, что представители, прибывающие из Москвы и Московской области, а также из Санкт-Петербурга, обязаны предоставлять сведения о прохождении двухнедельного карантина, то есть нужно приезжать за две недели до заседания минимум. В других судах слушается только одна категория дел, например, только административные дела публичных правоотношений, а гражданские дела не слушаются вообще. Также есть ограничения по числу представителей. Например, в ряде судов прямо указано, что допускается только по одному представителю от лица, участвующего в деле. Не допускаются лица, которые не являются участниками процесса, что блокирует возможность вызова специалистов, то есть именно неоднородность требований».

Владимир Шалаев, старший юрист BMS Law Firm: «Сейчас большинство судов вышли на работу, при этом в разных регионах вводятся разные ограничительные меры, в том числе в некоторых есть ограничения по юристам, прибывшим из других регионов.

Например, в некоторых судах необходимо, чтобы представитель, прибывший из Москвы или из Санкт-Петербурга, провел в изоляции две недели, чтобы его допустили в судебное заседание.

То есть в некоторых случаях мера абсурдная и касается не только получения пропусков, но и в принципе возможности участия в судебном заседании».

В то же время вице-президент Федеральной палаты адвокатов Геннадий Шаров уверен: хоть проблема у юристов действительно возникла, вся ситуация лишь подтверждение — необходимо четко урегулировать рынок правовых услуг, ведь адвокаты, благодаря своему статусу, со сложностями не сталкивались.

«Просто лишний раз проявилась необходимость общего урегулирования рынка юридических услуг — то, о чем адвокатура говорит на протяжении более 10 лет.

Все теперь до середины лета вносится в правительство, рассматривается, принимается в каком-то виде, и начинается активная работа над законодательством, изменением с тем, чтобы исключить этот дуализм, исключить эти двойные стандарты профессии.

Одним и тем же занимаются, делают одно и то же, но адвокатам есть преференции, а представителям, не имеющим этого статуса, нет. Правильно, только нужно не дыры латать в данном случае, не давать и тому, и другому, и третьему какие-то индивидуальные разовые разрешения, а урегулировать рынок в целом.

Просто во всем мире деятельность представительская имеет одно название — адвокатура. Юрист — это только образование. А дело, которым занимаются, практика юридическая, она во всем мире называется адвокатурой. И тогда бы этого вопроса не было».

Те суды, которые сейчас возобновили работу или проводили заседания в последнее время, усилили меры безопасности. Как рассказали “Ъ FM” юристы и адвокаты, посещавшие слушания, на входе в здание суда часто обязательно измеряют температуру, а на самом заседании участники присутствуют в масках и перчатках.

Глеб Силко

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4343281

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.